Проблемы долгов в торговле: жертвы кризиса и валютных кредитов. Колонка основателя и управляющего партнера группы компаний Investohills Андрея Волкова

29.12.2021
5138

Фото: moedelo.org

 

По данным Национального банка, доля неработающих кредитов (NPL) в банковской системе Украины по состоянию на 1 ноября этого года снизилась до 32,7% по сравнению с 33,3% месяцем ранее. С начала года снижение доли NPL составило 8,4 п.п. (58,2 млрд грн в абсолютном значении) и произошло в банках всех групп. По состоянию на 1 ноября портфель проблемной задолженности в абсолютном выражении составил 372 млрд грн.

При этом большая часть токсичных кредитов (свыше 50% NPL) по-прежнему приходится на торговлю. Так, по состоянию на сентябрь, более 84% кредитов розничной торговли или порядка 140 млрд грн являлись проблемными, что более чем в два раза превышало объем NPL всех отраслей промышленности. Основатель и управляющий партнер группы компаний Investohills Андрей Волков в колонке для Retailers рассказал о причинах высокой концентрации проблемных долгов в торговле.


Чем объясняется такая существенная концентрация проблемных долгов в торговле?

Кредиты на торговые операции

Это кредиты, которые практически ничем не обеспечены. Ликвидный залог по таким заимствованиям предоставляется редко. Обычно это банковские займы под оборудование, под товары в обороте. То есть, по сути, под будущие денежные поступления. И конечно, такого рода кредиты становятся самыми сложными для кредитора, если возникает необходимость их взыскания.

Невысокая рентабельность торговли

В этом бизнесе каждая копейка на счету. Поэтому до кризиса 2009 года все крупные торговые компании предпочитали кредитоваться в валюте, поскольку ставки по кредитам в долларах или евро были на 2-3 п.п. ниже, чем по займам в гривне. А для заемщика эта разница имела огромное значение. Но после того, как гривна резко девальвировала, заемщики оказались в сложной ситуации. Особенно с учетом того, что никакой валютной выручки у торговых компаний не было.

Кризис

Во время кризиса в первую очередь страдает торговля. Падает потребительский спрос, сокращается ассортимент продукции, уменьшаются обороты, снижается рентабельность и при этом резко возрастает стоимость заимствований. И торговля в числе первых утрачивает способность обслуживать кредиты.

Различные схемы вывода средств

Также нередко торговые компании участвуют в схемах по выводу денег из банков. Как правило, средства выводятся на компании-«пустышки», в лучшем случае, с каким-то оборотом, но без реальных активов. И когда недобросовестным заемщикам приходит идея «провернуть» подобную схему, часто для этих целей используются именно торговые компании. Тем более, что многие юрлица имеют среди своих КВЕД хотя бы один вид деятельности, связанный с торговлей. Вот и неудивительно, что мошенники для вымывания денег из банков активно используют те компании, которые связаны с торговлей, и прежде всего – с оптовой.

В то же время, вряд ли можно говорить о том, что кредитная нагрузка становится причиной банкротства торговых компаний. Сложно вспомнить какие-то громкие прецеденты на украинском рынке. Разве что сеть «Амстор» Вадима Новинского, у которой кредитные обязательства в 88 раз превышали объем активов. Сеть была официально признана банкротом в 2019 году. Согласно судебным материалам, общий объем требований кредиторов к должнику — 2,33 млрд грн, а объем активов — 26,3 млн грн.

Похожая история и с сетью «Брусничка», которая входила в СКМ Рината Ахметова. До 2014 года магазины этой сети работали в Донецкой и Луганской областях, поэтому с началом военных действий на этой территории сеть лишилась 53 магазинов, которые приносили 80% всей прибыли. В октябре 2019 компания признала себя банкротом. На тот момент, по данным RAU, задолженность ритейлера достигла 1,098 млрд грн из которых 186 млн грн — перед банкам. При том, что оценочная стоимость активов компании составляла всего около 223 млн грн. То есть, кредитные обязательства превышали стоимость активов в 5 раз.

В нашем портфеле проблемных долгов также была одна из крупных сетей, которая брала кредиты под собственные магазины и прочую, принадлежащую ей недвижимость. Когда мы купили этот долг и начали заниматься его взысканием, то добились результата в переговорах буквально в течение месяца. Потому что собственники этой сети понимали: придется долго судиться с нами, что негативно отразится на работе бизнеса. А так как сеть чувствовала себя вполне неплохо и планировала развиваться, должник принял решение максимально оперативно погасить долги.

Вывод

Торговля – это рискованная с точки зрения кредитования отрасль, которая сильно подвержена влиянию тех изменений, которые происходят в макроэкономическом поле. Кроме того, это не самый высокомаржинальный бизнес. И если у компании нет крупного собственного капитала, в условиях кризиса ей будет довольно сложно выжить.

Ведь торговому оператору важно помнить, что как только он перестает выполнять кредитные обязательства в полном объеме и у него есть просрочка по уплате даже на месяц – это уже проблема. Потому что, если компания начнет срывать график погашения кредита систематически и допустит просрочку на большой срок – это может быть основой для принудительного взыскания задолженности.

Поэтому добросовестному заемщику я бы посоветовал все очень быстро взвесить и понять, что он реально может погашать и в каком режиме. То есть, разработать для себя план выхода из ситуации и идти с этим планом к кредитору.

Ведь банки, на самом деле, тоже хорошо понимают ситуацию и готовы идти на уступки, если должник ведет себя адекватно, не занимается мошенничеством и согласен договариваться. В таком случае всегда можно найти компромиссный вариант. Добиться реструктуризации долга, рассрочки его погашения или частичного списания.

Читайте свежие новости и аналитику о ритейле и интернет-торговле в Украине на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу еженедельную e-mail рассылку.