Ирина Чечеткина, Rozetka: "Деньги бизнеса и ваши личные – разные. И никогда нельзя ни на грамм предполагать, что у вас есть право их трогать". В интервью Forbes

18.03.2021
3185

Основательница и совладелица Rozetka Ирина Чечеткина. Фото: facebook.com/rozetka.ua

Публичным лицом крупнейшего маркетплейса в Украине Rozetka всегда был и остается ее основатель и совладелец Владислав Чечеткин. Если кто-то и выступал от имени Rozetka на конференциях и форумах, то это обязательно согласовывалось с совладельцами, рассказывал Retailers бывший топ-менеджер маркетплейса. По его словам, супруга Владислава – Ирина – строго следила за этим.

В Rozetka Ирина отвечает за операционную частью бизнеса, хотя и не имеет официальной должности, как и ее муж Владислав Чечеткин, пишет Forbes. Ее стиль управления бывшие подчиненные называют жестким. Однако именно благодаря требовательности совладелицы, компании удается двигаться быстро, уверяет бывший подрядчик интернет-магазина.

Издании Forbes 17 марта опубликовало блиц-интервью с Ириной (взято летом 2020 года). Это первое ее интервью украинским СМИ. В нем Ирина говорит о своей роли в компании, о том как принимаются решения и разделяются обязанности между Владиславом и ею. Приводим интервью полностью.


— Почему вы решили идти в свой бизнес?

— Я еще в детстве мечтала, что у меня будет свой бизнес. Когда я сказала мужу: «Не хочу работать на дядю», то наивно предполагала, что буду иметь много свободного времени. У нас родился ребенок, и я хотела уделять ему больше времени. Достаточно быстро я поняла, что времени не то что не стало больше – его просто не стало вообще. Потому что предприниматели всегда на работе.

— Владислав говорил, что вы были и первым сотрудником, и первых же сотрудников нанимали. В каком году это было?

 В 2004 году, почти сразу после начала работы. Я в первое время считала, что все буду делать сама, мне никто не нужен, что я со всем справляюсь. Но в какой-то момент Слава, увидев загруженность, начал настаивать, чтобы мы взяли сотрудника. Мы взяли. Первое собеседование с ним было в McDonalds. Он до сих пор работает в компании.

Слава всегда в интервью говорил, что в начале работала только я. На самом деле это не так. Он, работая днем в компании брата, ночами ставил задачи программистам, занимался наполнением сайта. Одна я не успевала это делать, потому что была и курьером, который доставлял товар, и бухгалтером, и продавцом.

— В 2008 году Rozetka взяла кредит в Альфа-Банке под 17% годовых, чтобы купить помещение. Грянул кризис, продажи упали. Что вы ощущали в тот момент?

— Что мы с этим справимся. Мы же не трогали деньги бизнеса. У нас не было сложностей со своевременной оплатой поставщикам.

— Это была принципиальная позиция – не трогать деньги бизнеса?

— Это разные деньги. Деньги бизнеса и ваши личные – разные. И никогда нельзя ни на грамм предполагать, что у вас есть право их трогать.

Насколько я помню, тогда собственникам магазинов в какой-то момент показалось, что деньги бизнеса если они есть, то они есть. А мы использовали только то, что можем себе позволить, только то, что заработали.

— На рынке существует мнение, что в кризис 2008-го вы лично договаривались с поставщиками и смогли добиться скидок. Так ли это?

— Большинство договоренностей были мои. Я не скажу, что мы брали по дешевке, – на это было потрачено много времени. А купить мы смогли, потому что у нас были деньги.

Я очень много ездила по поставщикам, вела с ними переговоры для того, чтобы покупать товар. Никто не платил, и поставщики не очень хотели отгружать таким покупателям. А мы платили и, соответственно, имели доступ к товару.

— Как вы считаете, в чем вы с Владиславом друг друга дополняете?

— Мы сразу разделили свои обязанности. Я отвечала за операционную деятельность, за коммерческую. Слава – всегда за стратегическую часть, за маркетинг. Я считаю, что людей, которые отвечают за стратегию, таких же гениальных, как Слава, нельзя в рутину погружать. Им нужно давать свободу.

— В чем помогало то, что вы семья?

— Наверное, в том, что у нас – общие цели, общие желания, общее направление. Мы постоянно были вместе. Мы 24 часа были заточены на работу, у нас появилась какая-то мысль – мы тут же могли ею поделиться. На работе вместе, дома вместе, и за счет этого у нас была коммуникация.

— Как вы формулировали общую цель?

— Мы хотели стать лучшими.

— Как вам удалось за все эти годы не выгореть при такой интенсивности работы и плотности?

— Это же мой бизнес, моя жизнь. На какой-то из учеб, а их было очень много, кто-то из преподавателей сказал: «Вы должны находиться на руководящей должности в своей компании до тех пор, пока вам это интересно, а если вас интересуют только деньги, вы должны встать и уйти». Меня по-прежнему интересует бизнес, мне интересно. И на данном этапе я не представляю свою жизнь без него.

— В 2012 -м году вам пришлось представить, что такое жизнь без бизнеса. В компании были обыски, и Владислав рассказывал, что в какой-то момент вы сидели на кухне и поняли: бизнес – это не жизнь, в худшем случае можно все бросить.

— Это было тяжелое время. Я помню ту ночь, когда мы сидели на кухне и обсуждали происходящее. Мы тогда, скажем так, немного подустали. Я и Владислав приняли решение сказать налоговикам: «Все, забирайте». Мы знали, что все равно останемся вместе, – и дальше будь как будет. Это было тяжелое время и я надеюсь, что такое больше никогда не вернется в нашу страну.

— Владислав рассказывал, что правоохранители даже наводили на вас пистолет в ходе обысков.

— Это действительно было. И попало на камеры. После разговора с сотрудником правоохранительных органов я развернулась и пошла в сторону выхода. За спиной услышала звук затвора. Но решила не оборачиваться и пошла дальше. Это попало на видеозапись – на меня действительно навели оружие.

Наверное, во мне увидели какую-то угрозу. Хотя никакой угрозы я тогда не излучала. В тот момент пришлось сделать вид, что я ничего не слышу, и пойти дальше.

— А если бы вам пришлось бросить бизнес?

— Возможно, было бы что-то другое. Тяжело представить гипотетическое будущее. Но когда мы приняли это решение, было тяжело. Сил думать о дальнейших событиях не было.

— За кем в компании последнее слово? За вами или за Владиславом?

— Конечно же, последнее слово за ним. Вообще, последнее слово за ним. Вопрос «почему?» я себе никогда не задавала. Я считаю, что он лучше знает, он умнее.

— Он описывал, что у вас разные темпы принятия решений. Он любит посидеть, подумать. А вы – оперативнее.

— Да, у нас большая разница. Я очень быстро принимаю решения, он – очень обдуманно и взвешенно. Возможно, это связано с тем, что у меня операционный бизнес, – он другой. Там нет возможности долго принимать решения, их нужно принимать быстро. Владислав все-таки отвечает за стратегию, за маркетинг, там есть возможность подумать, взвесить все.

Но я не могу сказать, что тоже не взвешиваю все.

— Что вы можете назвать своим самым удачным решением, а что самым неудачным?

— Удачное, это то, что деньги бизнеса – это деньги бизнеса. Ну и не очень удачное решение – это 2008 год, покупка вот этого чудесного здания (на Подоле – ред.), которое тоже я захотела, потому что оно было больше того, что предлагалось. И кредит в долларах.

— Как бы вы сейчас назвали свою должность? 

— У нас с Владиславом нет должностей в компании. Я по-прежнему общаюсь со всеми и понимаю, какие сложности в каком отделе, где что можно улучшить, где что нужно поменять. 

— Опишите, пожалуйста, свой стиль менеджмента. Вы больше делегируете или предпочитаете контроль?

— Я многому учусь и многое научилась делегировать. Раньше, к сожалению, это давалось с большим трудом. Сейчас рядом есть люди, которым можно доверять. Но я не умею не контролировать. К счастью, научилась это делать тихо и не мешая людям. Все-таки делегирование нужно, чтобы действительно дать человеку свободу действий, а не стоять над его головой.

— Умение делегировать пришло сознательно или само по себе по мере появления надежных людей вокруг?

— Все вместе. В какой-то момент я физически перестала успевать отрабатывать по всем фронтам бизнеса. Оказалось, что если не делегировать, мое дело начинает серьезно страдать. Но ведь моя задача – дать проекту жизнь, а не тормозить его. Отсюда и пришло понимание, что пора больше делегировать.

— Вы сами никогда не хотели уйти из бизнеса, отдохнуть, посвятить себя детям?

— Я нахожу время в том числе и на детей. Но наверное, если я буду только с ними, дети меня со временем отправят на работу. У меня много энергии и есть, куда ее приложить. 

— Как вы считаете, ваша энергичность помогает Rozetka двигаться быстрее? Например, за какое время вы открыли первый оффлайн-центр на проспекте Бандеры (на Петровке в Киеве ред.)? 

— Точку на Бандеры мы сделали за полтора месяца. У нас не было возможности тратить на это полгода. Требовалось быстро открыть большой офлайн-магазин, и мы это сделали.

Наверное, если бы в бизнесе я присутствовала ситуативно, могла бы назвать еще десятки примеров быстрых и удачных решений. Но для меня это – ежедневная жизнь, из которой сложно что-то выбрать отдельно. Бизнес – это множество решений с неизвестным исходом. 

Читайте свежие новости и аналитику о ритейле и интернет-торговле в Украине на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram, а также подписывайтесь на нашу еженедельную e-mail рассылку.