Производственная страсть Олега Червонюка

Валентина Захарова

Олег и Галина Червонюк с нуля создали предприятие, годовой оборот которого составляет около $5 млн. Ровенский льнокомбинат производит 1,5 млн трикотажных изделий в год, которые продаются через собственную розничную сеть. Как им удалось вырастить свой бизнес?

 

Советское прошлое Ровенского льнокомбината выдают только стены. Все остальное здесь оборудовано по последнему слову техники — немецкими трикотажными и швейными станками. Зал для совещаний с высокими потолками, большими окнами и длинным столом  завален распоротыми джинсами. Собственник компании — Олег Червонюк — решил запустить массовое производство джинсов и уже даже купил несколько машин. Технологи изучают продукцию конкурентов. Компания производит 10 тонн трикотажного полотна в сутки, которое используется как для своих изделий, так и другими украинскими производителями, например Arber, «Тигрес». Майки, брюки, толстовки и другая трикотажная одежда продается через собственную розничную сеть Goldi, состоящую из 18 магазинов. Ежедневно комбинат выпускает 3 000–5 000 трикотажных вещей.

По данным «Укрлегпрома», в Украине работает 2 700 предприятий легкой промышленности. По данным Госкомстата за 2016 года объем рынка текстильного производства и одежды составил около $100 млн. Олег Червонюк не разглашет обороты своего бизнеса. По подсчетам Retailers Доля рынка Ровенского льнокомбината — почти 5%.

Червонюк большую часть времени проводит на производстве и в поездках. По его убеждению, каждый, кто хочет сделать производство делом своей жизни, должен сначала решить, готов ли он ухудшить качество своей жизни.

«Если человек относится к производству чисто как к бизнесу, он не достигнет успеха. Это нужно любить, этим нужно жить, должна быть страсть!» — считает предприниматель. Свой бизнес он строил бок о бок со своей женой Галиной. Вот краткая история их совместного бизнеса.

 

 Начало

Бизнес семьи Червонюк начался с $70, которые родственники подарили молодой семье на свадьбу. Радиотехник по специальности, в 1990-е годы Червонюк, как и многие украинцы, пошел торговать на базар. Бизнес был нехитрый. Он покупал зубную пасту в Киеве, перепродавал в Хмельницком возле рынка. Этот период жизни продлился недолго: предприимчивого молодого человека налоговая оштрафовала за неуплату 200 грн налогов и лишила права заниматься предпринимательской деятельностью на два года. «Хорошо, что не посадили тогда», — смеется предприниматель. По его словам, эта ситуация иллюстрирует отношение государства к молодым людям, которые хотели заниматься бизнесом. Неприятности с налоговой не остановили Червонюка.

За зубной пастой последовали индийские свитера, на каждом из которых он мог заработать по несколько долларов. На первую поездку в Индию пришлось одолжить $8 000 у школьного товарища. С 1998 года он начал ездить в Сирию и впервые попал на текстильное производство недалеко от города Алеппо. Зачем так далеко ехать за свитерами? Чтобы получить лучшую цену. Червонюк до сих пор не владеет английским языком, но это никогда не мешало ему договариваться с партнерами.

«Когда ты улыбаешься, естественно себя ведешь и не напрягаешься, тогда любой разговор завести легко. Если ты чего-то хочешь, иди и возьми», — говорит предприниматель.

Вместе с Червонюком в ту поездку отправились два одноклассника. В дороге друзья раздумывали над идеей купить пару станков и делать свитера в Хмельницком. Но когда они увидели масштабы производства в Индии, то попрощались со своей идеей. На предприятиях работало по 6 000–10 000 человек — конкурировать с такими гигантами казалось нереальным. На обратном пути друзья потешались над мечтами бизнесмена о собственном производстве: «Ну что,  создашь фабрику?». Червонюк отшучивался, но от идеи не отказался.

 Процесс производства начинается в трикотажном цехе — немецкая кругловязальная машина создает полотно. Это один из любимых цехов Червонюка. Стоимость одной машины EUR50 000, цех оборудован 30–40 такими машинами.

От цеха до комбината

Из второй поездки он вернулся с тканью для популярных в те годы юбок-резинок и двумя машинками, чтобы шить их в Хмельницком. В своем гараже он сделал мини-цех: поставил две машинки, нанял двух швей. Нехитрые в изготовлении юбки, которые раньше обходились в закупке по доллару, можно было сшить за 50 центов. «В первый день мы пошили 32 юбки, и я заработал $10», — улыбается предприниматель.

Сбытом занималась жена. Галина Червонюк владела торговой точкой на хмельницком рынке. Первую партию юбок размели за 10 минут. Предприниматель купил еще несколько машинок, взял в аренду подвал, нанял еще швей. Когда мода на короткие юбки закончилась, пришлось учиться делать более сложную одежду.

Фирму по пошиву одежды они назвали «Эдельвейс». Низкая цена и высокие обороты — Галина и Олег сделали ставку на такую бизнес-модель. «Мы изучали спрос, вовремя выпускали новые коллекции, давали максимально низкие цены и таким образом наращивали производство», — рассказывает Галина Червонюк. «Goldi — компания, которая исторически занималась продажами. Они готовили одежду на продажу и продавали ее массово, сначала через рынки, через сеть дистрибьюторов, потом постепенно вышли в розничную торговлю через собственную сеть магазинов. Это системный сильный розничный игрок», — говорит коммерческий директор Budhouse Максим Гаврюшин.

Когда мощностей фабрики в Хмельницком стало недостаточно, Олег Червонюк начал присматривать предприятия, которые можно было бы купить и заняться их восстановлением. В 2008 году за $5 млн он купил Ровенский комбинат.

Заключительный этап производства перед реализацией — швейный цех. На первом этапе производства вяжется ткань в трикотажном цехе, затем ткань красят (красильный цех), она попадает в сушильно-ширильный цех (ткань сушат и вытягивают). Дизайнерский отдел работает над моделями, передает их в закройный цех. Из швейного цеха готовая одежда попадает в магазины

Пятьдесят лет назад предприятие было одним из самых крупных в Европе, но после распада Советского Союза не функционировало более 10 лет.

На покупку комбината Червонюку не хватало $1млн и он взял кредит в банке. Покупка обошлась ему в $5 млн.Несколько миллинов долларов потребовалось на ремонт и покупку современного швейного оборудования. На фабрике текла крыша, в помещении было холодно и сыро. Бизнесмен построил котельную на газу, чтобы как-то вдохнуть жизнь в предприятие. Процесс ремонта затянулся на три года. «Год ремонтировать было весело, два — уже напрягало, на третий год начиналась истерика, потому что каждую неделю я у жены брал средства в эквиваленте стоимости автомобиля. Начинал себя чувствовать альфонсом», — горячится собеседник.

В 2011 году бизнесмен, наконец, запустил первую линию производства. Комбинат начал выпускать постельное белье, льняные ткани, ткани технического назначения, со временем готовую одежду.

Путь в розницу

С запуском производства предприниматели решили развивать свою розничную сеть. На то было несколько причин.

Оптовики, которые до этого выкупали продукцию комбината, хотели работать с торговой наценкой не менее 50%. Это противоречило стратегии Червонюков продавать дешево и много. «Наша торговая наценка вместе с производственной составляет 20%. Мы им даем под 10%, и 10% оставляем себе на развитие, но они не готовы работать на таких условиях».

В названии Goldi зашифрованы первые буквы имен членов семьи: жены Галины, детей — Ольги и Дмитрия. «И» — это вся компания, которая тут есть, все сотрудники», — поясняет Олег Червонюк.

Олег Червонюк с супругой Галиной и дочерью Ольгой. Фото golosno.com.ua

Первый магазин Goldi за пределами комбината появился в 2014 году. В то время иностранные ритейлеры массово покидали украинский рынок и закрывали магазины. Это сыграло на руку бизнесменам — торговые центры стали более сговорчивыми и охотно шли на уступки по аренде. «Им удалось открыть магазины в лучших торговых центрах Киева —  Ocean Plaza, Sky Mall, «Дримтаун», Lavina Mall. Они играют в низком ценовом сегменте и по соотношению цена/качество в нынешних условиях низкой покупательной способности очень конкурентны. Я бы назвал их украинским H&M», — отмечает Сергей Заика из UTG. Магазины Goldi нельзя назвать фешенебельными — они работают в массовом сегменте в низкой ценовой категории. Для многих украинских потребителей, переживших девальвацию и сокращение располагаемого дохода, низкая цена — самый главный аргумент в пользу покупки.

«Средний минус» на сегодня является наиболее востребованным в связи с существенным снижением покупательной способности украинцев. Магазины Goldi, ранее «Льнокомбинат», очень популярны и всегда демонстрируют высокие товарообороты», — говорит руководитель отдела торговых площадей компании JLL в Украине Екатерина Весна. На собственную розничную сеть Червонюк потратил около $1 млн. Сергей Заика отмечает, что компания практически за год увеличила формат своего магазина со 150 кв. м до 500, заметно улучшила концепцию магазина, пересмотрела торговое оборудование, оформление витрин. «Это единственный пример появления нового отечественного сетевого бренда за время кризиса. Другого, открывшего хотя бы десять магазинов, нет. Есть те, кто открыл два-три магазина в рамках отдельного региона, которые выросли из интернет-торговли или дизайнерской студии», — добавляет Гаврюшин.

Страсть должна быть одна

За два последних года производственные мощности льнокомбината выросли в два раза, в этом году увеличатся еще на 50%. В 2017-м компания планирует открыть семь магазинов в Украине и один в Польше.

«Чтобы устоять на месте, нужно карабкаться вверх, а если ты хочешь развиваться, нужно бежать вверх. Чтобы удержаться на рынке, нужно постоянно меняться», — говорит Галина Червонюк.

Супруга по-прежнему отвечает за рынок сбыта и дизайн, а все, что касается технологий производства, — компетенция Олега.

Похоже, что и развитие сети больше заслуга супруги: с представителями торговых центров и девелоперских компаний общается именно она. Их сын учится в текстильном университете в Ройтлингене, в Германии. Червонюк рассчитывает, что с осени он присоединится к семейному бизнесу. 

Олег Червонюк в закройном цехе

Новую информацию Червонюк собирает по старинке — посещая производства разных стран. Он не сбавляет темп, потому что ставит себе новые цели, планирует запустить новые цеха и текстильную фабрику.

Во всех новых сферах бизнесмена интересует сам процесс производства.

«Это банальный интерес, как у мальчика, который разбирает машинку, чтобы посмотреть, как она работает. Мне все равно, каким бизнесом заниматься, но это должно быть производство», — признается Олег Червонюк.

Текст: Дарья Златьева

Фото: Валентина Захарова

 

 

 

Читайте свежие новости и аналитику о ритейле и интернет-торговле в Украине на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram (обновление раз в день), а также подписывайтесь на нашу еженедельную e-mail рассылку.