"Клиент хочет быть в курсе статусов местонахождения своего груза", – директор "Рабен Украина" Борис Хруслов

04.12.2018
656

Борис Хруслов. Фото: пресс-службы Raben

Raben – международная логистическая компания, которая обслуживает крупный FMCG-ритейл, производителей и поставщиков. Борис Хруслов возглавляет украинское подразделение с 2010 года. В партнерском интервью для Retailers Борис Хруслов  рассказал, что:

  • в 2018 году резко увеличился спрос на склады класса “А”
  • все больше компаний отдают логистику на аутсорсинг;
  • крупнейшие продуктовые ритейлеры инвестировали так много в логистику, что их уже самих можно назвать логистическими операторами;
  • в будущем место дистрибьютора займут логистические платформы, логистические хабы, которые будут действовать по принципу Uber;
  • маленькому бизнесу придется интегрироваться в условия, и выживут не все;
  • ожидания того, что фулфилмент полностью вытеснит складской бизнес, не оправдались.

– Какие актуальные тренды украинской логистики можно выделить?

– Если смотреть на 2018 год, я бы отметил, что логистика стала более реалистичной. Многие украинские компании перестали развивать внутреннюю логистику, и все более активно отдают ее на аутсорс. Если раньше на это жалели денег или хотели контролировать процесс самостоятельно, то сейчас без колебания отдают логистику специализированным компаниям. Еще хотелось бы отметить спрос на склады класса "А" (самое высокое качество складских услуг). Начиная со второго квартала 2018 года вакантность помещений класса "А" резко сократилась. Хотя последние четыре года они были в полном запустении, спрос на них был очень низкий, и вакантность доходила до 30-35%.

– Какие факторы на это повлияли?

– Все эти годы не было инвестиций в строительство новых складов. А вот чем объясняется резкий спрос? Экономических предпосылок для этого я не вижу. Но факт есть факт. Стоимость квадратного метра складской недвижимости класса "А" заметно выросла, и мы видим, что эта тенденция только увеличивается.

– Какие сегменты бизнеса формируют этот спрос?

– Абсолютно разные сегменты. И белая техника, и товары повседневного спроса (FMCG), практически все сегменты.  

– Как изменились запросы бизнеса к логистическим компаниям?

– Большой запрос на оптимизацию складских услуг. Это, естественно, продиктовано финансовыми соображениями. И в транспорте, и в складской логистике мы видим очень серьезный запрос на улучшение коммуникаций. Клиент хочет быть в курсе статусов местонахождения своего груза. Прозрачность логистических процессов, понятная и доступная для всех участников цепочки, выходит на первый план.

– Вы говорили, о переходе от собственной логистики к аутсорсу. Это мировой тренд, который достиг Украины?

– Собственная логистика предприятий была сугубо украинской болезнью. В Европе аутсорс давно уже стал незыблемым понятием бизнеса. Там умеют считать деньги – и не только прямые расходы, но и косвенные. Аутсорс стал неотъемлемой частью бизнес-процессов. Стоимость услуги – вот то, за что постоянно идут торги.

– Но в тоже время в Украине, крупные ритейл-компании развивают собственную логистику. Как это повлияет на специализированных операторов?

– Тут сложно сказать. Аутсорсинг носит характер массовый, но не повсеместный. Да, например, крупнейшие продуктовые ритейлеры сильно ориентированы на собственную логистику. И мне кажется, они инвестировали так много, что их уже самих можно назвать логистическими операторами. Когда говорим о переводе логистики на аутсорс, я подразумевал компании, больше занятые производством, нежели дистрибуцией. Но кризис все расставляет на свои места.

– Если говорить о Европе, то у них меняется классическая структура, уходит звено дистрибьютора в цепочке: производитель-логистический оператор-дистрибьютор-розница. Как такая тенденция ощущается у нас?

– Наверное, у нас в стране это ощущается в меньшей степени. Технологический прогресс до нас доходит медленно. Дистрибьюторы – это наши клиенты. Но сказать, что они вытесняются производителем, я не готов. Понятно, что это вопрос ближайшего будущего. И с развитием диджитала, дистрибьюторы будут все больше и больше деноминированы. Есть тренд, но явного признака я не вижу.

– Их место займут логистические компании?

– В будущем да, и в Европе это уже начинает происходить. Но я думаю, что их место займут логистические платформы, логистические хабы, которые будут действовать по принципу Uber. И также будет работать логистическая инфраструктура, когда заказчик будет обращаться на платформу, которая обеспечит ему необходимую услугу. Пока остается много вопросов по ответственности, по страховке, но я думаю, что это все решаемо. В Украине уже есть разработчики такого продукта, но поскольку это достаточно новаторский подход, он еще не работает. Однако это вопрос нескольких лет. Уходит промежуточная прослойка – customer service, как часть модели 90-х годов. Это будет сильно унифицировано, как только рынок отрегулирует правовые вопросы.

– Как ваша компания меняется, видя такие вызовы?

– Мы ограничены достаточно консервативными законами Украины. Пытаемся быть гибкими, с учетом специфических фискальных условий, в которых работаем. Нам нужно иметь договорные отношения с компаниями, которые с нами в одном правовом поле, чтобы предоставлять полный спектр услуг. Но со временем, когда рычаги отпадут, нам придется принимать этот вызов и работать в таком ключе.

– Когда вы думаете, это произойдет?

– Поскольку мы – часть глобальной корпорации, будем меняться вместе с ней. Сами мы не можем предлагать эволюционных решений, которые выходят за рамки стратегии и корпоративного видения всей группы. В Европе эти процессы развиваются быстрее, я думаю, что мы трансформируемся быстрее других игроков украинского рынка. Глобально наша материнская группа к этому присматриваются, но сказать, что это работает в полной мере, я с этим не сталкивался, но знаю что подобного рода проекты есть.

– Последние несколько лет были предпосылки, что рынок перейдет на модель фулфилмента. Какие ваши ожидания?

– Эта тенденция появилась года два назад. Были существенные ожидания, что со временем фулфилмент вытеснит полностью складской бизнес. Этого не произошло. И скажу даже больше – наши ожидания по перестройке на фулфилмент были очень завышены. По прошествии 2 лет мы увидели, что определенный сегмент фулфилмента появился, и он есть и работает у нас. Но сказать, что он вытесняет традиционный складской бизнес, я пока не могу. Да, складской бизнес адаптирует много элементов фулфилмента, но все еще он больше на стороне традиционных складских услуг.

– А почему не получилось?

– Я не могу сказать, что это сугубо украинская тенденция. Я вижу, что в нашем польском офисе, самом крупном из бизнес-подразделений группы Raben, есть достаточно много фулфилмента, но он не вытеснил традиционный складской бизнес. Но специфика в огромной степени в том, что складской бизнес принял много инноваций от фулфилмента.  

– Какие важные IT-решения применяются в вашей компании?

– Я не скажу что мы – какие-то революционеры в этом плане. И, помимо складской и транспортной системы, которая у нас работает, мы очень широко применяем и развиваем технологии по оптимизации расходов. Мы одни из первых на украинском рынке внедрили voice picking – это голосовая система сборки. Собираемся внедрить терминалы сбора данных. В результате, фактически, все машины будут оборудованы мобильными телефонами, которые способны сканировать и обрабатывать статус доставки. Все будет работать на базе GPS – и клиент может просматривать все свои отправления в режиме реального времени. Самая главная сложность – что будет нужно все свои и машины партнеров оборудовать дорогостоящими системами. Со следующего месяца начнется тестирование, затем начнется внедрение по всем маршрутам.

– Что даст это вашим клиентам?

– Прежде всего, это контроль и сокращение затрат. Это номинирует всю рутину звонками в customer service, c наборами номеров, с ожиданием подтверждения доставки. Здесь клиент все увидит на своем мониторе.

– Вы говорите, что рынок меняется... Как вы думаете, останутся ли небольшие компании?

– Я думаю, что каждый игрок имеют свою нишу. Чем меньше бизнес, тем менее амбициозная у него клиентура. Мы в своем бизнесе больше ориентированы на крупный бизнес, на сборные грузы, хотя работаем и с полнокомплектными, но они являются более вспомогательными для нас. Однозначно, маленькому бизнесу придется интегрироваться в условия, но все ли выживут, не знаю.

– Какой должна быть компания, чтобы прийти к вам на обслуживание?

– Основные наши партнеры: ритейлеры, производители и дистрибьюторы. Главные критерии – паллетная доставка, сборные грузы. Мы работаем по принципу доставки на склад или офис клиента. У нас есть и В2С, но, разумеется, наши инфраструктурные возможности ограничены. И это больше прерогатива курьерских служб.

– Вы готовы инвестировать в развитие?

– Пока мы работаем в условиях турбулентного рынка и особенно – накануне выборов. Будем смотреть, появится ли у нас уверенность, продолжится ли рост бизнеса, который мы наблюдаем в этом году. Потому что инвестировать в строительство – не сложно. Сложно поддерживать объекты, инфраструктуру, оплачивать коммунальные платежи, которые постоянно растут. Если мы увидим, что сможем заполнить площади, конечно, это сильно подстегнет решение собственника инвестировать. И еще один вызов – наличие рабочей силы на рынке. Это сейчас самая большая проблема. На сегодняшний момент обслуживать проекты, связанные с человеческими ресурсами, все сложнее и сложнее.

– Какие технологии могут появиться на рынке в ближайшее время?

– Назовите меня консерватором, но я пока не видел чего-то такого прорывного в Европе, чего нет у нас. В той или иной степени мы адаптировали все технологии, которые есть на западе. Разумеется, с поправкой на актуальность.

– Какие планы на ближайшие несколько лет?

– Мы их регулируем в зависимости от того, куда движется рынок. На сегодняшний день наши планы неизменны, мы будем продолжать развивать сеть, увеличивать свое присутствие в удаленных от Киева регионах, инвестировать в технологии. Будем прилагать усилия по удержанию квалифицированных специалистов, инвестировать в их обучение и мотивационные программы, чтобы люди оставались в Украине. Четких планов по строительству, как я отмечал выше, у нас нет, но решения в нашей компании принимаются быстро. Площади для этого у нас есть.

– Какие регионы в приоритете?

– Это центральная и западная Украина. Мы видим сейчас, что основной всплеск бизнеса происходит там. Юг – в меньшей степени, потому что то присутствие, которое у нас есть, сейчас нас удовлетворяет.

– Как влияет на развитие то, что 90% складских мощностей находится вокруг Киева?

– Сейчас практически все финансовые ресурсы сконцентрированы в столице. Но я убежден, что если мы собираемся работать в Украине, то нужно, чтобы этот баланс переломился в сторону регионов. А когда это произойдет, мы должны быть уверены, что там уже выстроена наша сеть доставки. Сейчас мы смотрим на те регионы, которые видятся нам наиболее перспективными. Это практически весь запад Украины и центральная его часть.

– Если будет потребительский спрос, то как быстро появятся складские комплексы в других регионах?

– Проблема существует из-за того, что с 2014 года никто особо не вкладывался в строительство складских комплексов. А поскольку их строительство занимает не менее года, то в случае, если потребительский спрос вырастет, начнется и строительство. Но первые комплексы появятся только в 1-2 квартале 2019 года и то, этот вопрос, на мой взгляд, спорный, поскольку многие инвесторы подходили с осторожностью к строительству, ожидая результатов выборов.

Партнер материала "Рабен Украина"

Партнерские материалы подготовлены журналистами Retailers на коммерческих условиях по редакционным стандартам 

Автор: Александр Шокун 

Читайте свежие новости и аналитику о ритейле и интернет-торговле в Украине на нашей странице в Facebook, на нашем канале в Telegram и в Facebook Messenger, (обновление раз в день), а также подписывайтесь на нашу еженедельную e-mail рассылку.