Есть хорошие признаки того, что в 2017 году рынок не будет больше проседать — гендиректор Nestle в Украине

14.02.2017
915

delo.ua

Ансгар Борнеманн, генеральный директор Nestlé в Украине, рассказал Delo.ua , сколько компания инвестировала в развитие производства в 2016 году, куда экспортируются товары Nestlé из Украины и почему европейцы не понимают украинский кетчуп. Приводим выдержки

Компания работает в нескольких категориях — кулинария (соусы «Торчин», вермишель быстрого приготовления, специи), напитки, кондитерские изделия, а также детское питание и корма для животных. По итогам 2016 года заметно снижение объемов продаж по некоторым категориям. В частности, в октябре-ноябре прошлого года продажи в объемах упали на 11%, при этом в денежном выражении рынок вырос на 6%.

И это показывает основную проблему, с которой сталкиваются украинские потребители — они платят на 5–7% больше за объем продукции, который на 11% меньше. Покупатели должны очень тщательно взвешивать, какие именно продукты покупать и как часто. Словом, мы оперируем на рынке, который сжимается и цены на котором повышаются.

Вместе с тем падение продаж в 2016 году гораздо меньше, чем в 2014–2015 годах. И я надеюсь, что в 2017 году мы или удержим наши показатели, или даже слегка их повысим.

Есть хорошие признаки того, что в 2017 году рынок не будет больше проседать. Но мы должны понимать, что в 2016 году по сравнению с 2013–2015-м потребление снизилось на 25–30% в объемах. Если в 2013–2014 году потребители ежедневно употребляли наши товары, в 2016 году они вынуждены были это делать реже — через день или даже раз в три дня. Потребители меняют свои привычки, но мы надеемся, что период снижения миновал и в 2017 году будет небольшой рост.

Я всегда ориентируюсь на объемы продаж, то есть на количество проданных товаров. Лучше всего сейчас себя чувствует сегмент кондитерских изделий. Восстановление в этом секторе началось раньше, чем в других (кулинария, напитки). Конечно, в разных категориях товаров ситуация отличается. К примеру, по вафлям «Артек» у нас даже заметен рост продаж в объемах в 2016 году. Это недорогой продукт, и потребители могут себе его позволить. Повторюсь, из-за кризиса потребители вынуждены менять свои привычки.

Еще один вариант — оптимизация рецептуры. К примеру, мы являемся крупным производителем майонеза, который на 70% состоит из подсолнечного масла. Мы производим майонез в Украине, но масло все равно закупаем за валюту, поскольку этот товар ориентирован на экспорт. Мы разработали майонез с 50% содержанием масла. В итоге мы предлагаем потребителям более дешевый майонез со сниженной на 25% жирностью.

Мы повышаем эффективность производства и снижаем затраты. Только благодаря этому получится предложить потребителю приемлемые для него цены. К примеру, в прошлом году мы инвестировали порядка 150 млн грн в линии для производства вафель «Артек» на нашей фабрике во Львове.

С другой стороны, у нас нет возможности производить во Львове шоколадки KitKat, они импортируются из Германии. Из-за более высокой цены продажи этой продукции в 2016 году снизились.

Общий объем инвестиций в 2016 году составил около 340 млн грн, включая наши вложения во Львове.

Мы постоянно инвестируем во все наши фабрики. Таким образом мы гарантируем эффективность производства. Как правило, подобного рода инвестиции составляют 150–200 млн грн каждый год. И на 2017 год я ожидаю тот же уровень вложений.

К примеру, это инвестиции в производство продукции «Мивина» на нашем предприятии в Харькове. В результате девальвации гривны мы можем предложить для европейского рынка качественный продукт по невысокой цене. На данный момент порядка 30–35% производимого объема вермишели быстрого приготовления идет на экспорт. Я особенно горжусь, когда в Германии захожу в супермаркет и вижу там наш продукт, произведенный в Украине.

Сейчас обсуждаем с европейскими коллегами перспективы экспорта украинского кетчупа. Вопрос в том, что украинский кетчуп традиционно пакуется в гибкую упаковку «дойпак», к которой потребители европейских рынков не привыкли. У них используется либо негнущийся пластик, либо стекло. Мы думаем над тем, чтобы наладить производство в Украине как можно более широкого ассортимента продукции и для европейского рынка.

Компания экспортирует порядка 15% продукции, которая производится внутри страны. Больше всего мы экспортируем вермишели быстрого приготовления. Как я говорил, это более 30%. 

У нас идет постоянная дискуссия с коллегами из европейских рынков, ведь у нас очень конкурентная цена и высокое качество. Но мы должны увидеть, как потребители Испании, Германии, Венгрии примут ту упаковку кетчупа и майонеза, которая у нас есть сейчас.

Мы начали работать с Венгрией, отгружаем туда плитки и конфеты. Также открыли рынки Великобритании и Франции. У нас традиционно большой экспорт в Германию, Италию, Испанию и Польшу.

К слову, хотел бы отметить, что Nestlé в Украине экспортирует не только товары, но и услуги. У нас во Львове есть сервисный центр, где работает около тысячи сотрудников, обеспечивающих услуги не только в Украине и Европе, но и в мире. Операционный офис предоставляет услуги по поддержке других рынков Nestlé, предоставляя HR-сервисы, услуги в сфере финансов и бухгалтерии. Более того, у нас во Львове есть сотрудники, которые отслеживают новости в интернет-медиа, чтобы понимать ситуацию в той или иной стране. Было интересно, сможем ли мы найти во Львове людей, говорящих на разных языках, ведь чтобы выполнять работу для Германии, Польши, Венгрии, Чехии, Греции, стран Адриатики — Сербии, Хорватии, сотрудник должен говорить на языке страны, с которой работает. Мы нашли таких людей.

На местное производство приходится около 70% нашей продукции, соответственно, до 30% завозится из-за рубежа. По возможности мы хотим уменьшать долю импорта.

Закрытие российского рынка на нас повлияло. NESCAFÉ GOLD раньше производился на фабрике Nestlé в России. Так как мы теперь не закупаем продукцию в России, то единственным производителем для нас осталась Франция. Стоимость производства и логистика там выше, а значит, выросли цены на украинских прилавках. В производстве готовых сухих завтраков мы сменили Россию на Польшу. Также в России были ритейл-сети и потребители "Торчина", этот экспорт мы потеряли.

Nestlé открыта для потенциальных приобретений на локальных рынках. В Украине в свое время мы приобрели «Мивину», «Торчин», «Свиточ». Покупка зависит от того, имеет ли смысл заходить в новую категорию товаров. Мы всегда тщательно обдумываем, какого рода инвестиция имеет смысл — будет ли это покупка производства или мы начнем «с чистого листа». В покупке компании мы всегда смотрим на ее потенциал и возможность вернуть инвестиции.